16 Сентября 2018

Готов ли российский футбол к раскрытию зарплат?

Фото:

Генеральный секретарь профсоюза футболистов и тренеров Николай Грамматиков в беседе с корреспондентом Sport24 Грантом Гетадаряном рассказал, как российский футбольный рынок отреагирует на возможную реформу главы ВТБ Андрея Костина, предложившего отказаться от доллара.
Также он предложил несколько мер по реформированию РПЛ, чтобы клубы начали зарабатывать.
— Насколько российский футбол готов к отказу от доллара?
— У нас большинство контрактов в рублях или в евро, поэтому напрямую отказ от расчета в долларах на футболистов или клубы не повлияет. Более того, если речь идет о международных трансферах, то они происходят с клубами из Европы, соответственно выплаты тоже фиксируются в евро. Это не тот случай когда нам нужно беспокоиться. Гораздо острее стоит вопрос, как клубы будут зарабатывать. РПЛ на сегодняшний день не зарабатывает.
— Какие шаги нужно предпринять, чтобы клубы начали зарабатывать?
— Тут нужен комплекс мер, определить, на чем можно заработать. Абсолютно четко ясно, что сегодня заработать на медийных правах мы не сможем в ближайшие годы. РПЛ, как продукт, сильно проигрывает конкуренцию на мировом уровне английской, немецкой, испанской лиге, которые смотрят охотнее во всем мире. Единственное, на чем мы можем заработать в ближайшие годы — подготовка и продажа футболистов, как из клубов второй восьмерки в первую восьмерку, так и, в первую очередь, за рубеж. На сегодняшний день два-три трансфера даже в средние европейские клубы в состоянии окупить существование клуба РПЛ. Это где-то 10-12 млн евро. С производством пока у нас слабо.
— Как запустить производство?
— Чтобы запустить нашу лигу, нужно ее сделать закрытой по американскому типу. Все переживают, что у нас будет нарушен спортивный принцип. Так он у нас и так несколько раз нарушен — «Амкар» остался, но прекратил существование, «Тосно» не осталось даже в ФНЛ. «Анжи» остался, но испытывает финансовые проблемы. В ФНЛ ситуация еще хуже — все клубы, которые вылетели, получили возможность остаться, потому что никто туда заходить не хотел. Поскольку расходы, которые клуб делает в ФНЛ, чтобы просто там играть, настолько велики из-за географического разброса, что далеко не каждый регион будет финансировать команду.
— В закрытой лиге шансов заиграть молодым будет больше?
— При такой ситуации у тренеров появится шанс ставить молодых игроков в состав. Сейчас спросите у любого тренера, что с него спрашивают, и все ответят — результат. А в этом случае игроки будут получать игровую практику и потом их можно будет продавать. На самом деле это единственный выход, который существует для российского футбола. Как только это случится, то сразу все будут заинтересованы в создании добавочной стоимости игрокам. Все губернаторы просят на сегодняшний день сократить бюджет. Сегодня бюджет клуба ФНЛ в среднем 400 млн рублей. Клуб выходит в РПЛ и просит миллиард рублей, дальше губернатор говорит — хорошо еще 600 миллионов рублей. Но он спрашивает, сколько мне лига покроет из этих 600 миллионов рублей? Ответ — 100 миллионов. Таким образом получается, что выход в РПЛ приносит не к увеличению доходов, а к увеличению расходов.
— В североамериканском спорте существует потолок зарплат. Мы так можем сделать?
— Мы это можем ввести и сейчас, это вопрос доверия клубов между собой. И делегации права за контролем этих правил не самим себе, а независимому органу.
— Все же знают, сколько зарабатывают Кросби или Макдэвид. Должна быть прозрачность?
— Совершенно верно. Предположим будут нарушения, но затем должны следовать жесткие финансовые санкции. Это вопрос корпоративной культуры, что они плывут в одной лодке и создают общий продукт. Тогда капитализация российского чемпионата будет увеличиваться.
— А сами футболисты готовы к прозрачности?
— Футболисты готовы 100%. Футболисты хотят большего количества рабочих мест. Для такой большой страны у нас очень мало профессиональных клубов. Более того, те клубы, которые называют себя профессиональными, таковыми не являются, поскольку не имеют никаких финансовых гарантий существования на следующий год. Представьте себе, подписываете контракт на три года, а клуб закрывается через год, акционеры клуба никакой ответственности не несут и единственная санкция — генеральный директор клуба два года не может работать в клубе.
— Такие клубы как «Зенит» и «Спартак» будут готовы раскрыть бюджеты?
— «Спартак» точно будет готов. В первую очередь, нужно будет показать друг другу какие у кого зарплаты. «Спартак» клуб частный, и люди с большим трепетом относятся к расходам. В последние годы клуб существует в рамках четкого и неменяющегося бюджета.
У «Зенита» другая ситуация: в прошлом году клуб мог позволить себе большую трансферную компанию, которая, к сожалению для этого клуба, ничего не привела. На сегодняшний день клубы осознают, что если не создать общий продукт и, чтобы российский чемпионат не был на задворках в Европе, им нужно консолидировать усилия и договориться о правилах игры. Сейчас у нас есть пять стадионов к чемпионату мира, у которых нет клуба премьер-лиги. Это не парадокс, а глупость. Когда говорят о спортивном принципе, то он подразумевает под собой инфраструктурные требования. О каких инфраструктурных требованиях мы можем говорить клубам, когда они постоянно играют на чужих полях? У нас должны в РПЛ заходить клубы, обладающие долгосрочным соглашением со стадионом, который будет допущен до Лиги Европы и Лиги чемпионов. Зачем вы выходите в РПЛ, если не планируете попасть в Лигу чемпионов и Лигу Европы? На этих новых стадионах должен быть футбол. И два клуба могут выступать на одном стадионе — пример «Милана» и «Интера» на «Сан Сиро» — яркий тому пример. Нужно начать выполнять инфраструктурные требования.
— Возвращении пива на стадионы реально?
— Надо быстро действовать, рынок не стоит на месте. Каждый потерянный год мы будем догонять наших европейских конкурентов. Вы как потребитель будете смотреть «Ливерпуль» — «Манчестер Юнайтед» или «Зенит» — «Краснодар»?

Источник: https://sport24.ru/news/football/2018-09-15-intervyu-s-nikolayem-grammatikovym-o-zarplatakh-v-rpl-i-...